В 1929 году по всей Московской губернии проводилось новое районирование. Советская власть решила отказаться от прежних, «царских», административно-территориальных единиц – губерний, уездов и волостей и заменить их новыми – областями, районами, округами. Среди прочих районов новоиспеченной Московской области (а всего «накроили» 144 района) были Виноградовский и Воскресенский. В 1958 году они объединились в один – Воскресенский, который существует и поныне.
Райцентром нового Виноградовского района стало старинное село Алешино, которое «по просьбам трудящихся» переименовали в Виноградово – в память погибшего здесь в 1905 году революционера С.И.Виноградова, начальника железнодорожной станции Ашитково (каковая также была переименована в платформу Виноградово).
История деревни Алешина (Олешинская) восходит к XIV – XV векам. Она издревле входила в состав дворцовой волости Гвоздна. Эта волость существовала уже в первой половине XIV века, и упомянута в Духовной грамоте Ивана Калиты. Волостным центром Гвоздны был одноименный старинный погост, находившийся на месте нынешнего кладбища деревни Юрасово. Как таковая, «деревня Олешинская» впервые упоминается только  в переписной книге Московского уезда за 1646 год. Тогда в ней числилось всего 6 крестьянских дворов, в коих проживало 9 душ «мужеска пола» крестьян и бобылей. Однако деревня, несомненно, гораздо старше своего первого упоминания. По ряду признаков можно с уверенностью сказать, что она возникла не позднее конца XV века.  
В 1709 году вся Гвозднинская волость, включая и Алешино, была пожалована Петром I своему соратнику Александру Даниловичу Меншикову. Собственностью Меншикова стали одновременно также такие подмосковные волости как Бронницкая, Гуслицкая, Мячковская, а также село Новопреобрраженское, оно же Либерицы (современные Люберцы).
По переписи 1719 года в деревне Алешино Гвозднинской волости находилось уже 24 крестьянских двора и проживало 112 душ мужского пола. После смерти Петра всесильный Меншиков был низвергнут со всех своих постов, лишен всех своих владений и в 1727 году  сослан в глухой сибирский городок Берёзов, где вскоре и скончался.
Гвозднинская волость снова вошла в состав дворцовых земель и была приписана к дворцовой Конюшенной канцелярии. Жители волости должны были отрабатывать положенные повинности на казенном конском заводе в селе Бронницы. Главной повинностью была заготовка кормов. Сено в огромных количествах накашивали на заливных лугах вдоль Москвы-реки и Нерской. Долгое время жители Гвуоздненской волости не знали крепостной зависимости («под Меншиковым» они были только 18 лет), что позволяло гвозднинским деревням богатеть и развиваться.
В деревне Алешино по данным ревизии 1795 года уже находилось 88 крестьянских дворов, в коих проживало 637 человек – 317 мужчин и 320 женщин. Таким образом, по сравнению с 1719 годом (т.е. за 76 лет), численность дворов выросла более чем в 3,5 раза. Однако в 1796 году большая часть земель и селений волости Гвоздна вновь были переданы в собственность помещиков. Так, деревня Алешино (а вместе с ней еще 9 деревень) перешли в собственность царского врача, лейб-медика Ивана Филипповича Бека.  Барскую усадьбу для себя Иван Бек выстроил в деревне Михалевой, которая с тех пор стала именоваться «сельцом Беково, Михалёво тож».  После смерти старого лекаря в 1811 году имение унаследовал его единственный сын – Александр Иванович Бек. Самой многолюдной и большой деревней во всей вотчине Бека была именно Алешина. По данным ревизии 1816 года здесь уже числилось 104 семьи крепостных крестьян с 761 жителем (375 мужчин, 386 женщин).
В середине 1810-х годов крестьяне Бековской вотчины обратились к своему барину с просьбой выделить немного денег на постройку нового деревянного храма свв. Козьмы и Дамиана на погосте Гвоздна.  Этот храм, построенный, по преданию, в 1247 году (т.е. в первые годы монголо-татарского нашествия) для местных крестьян являлся излюбленным «намоленным»  местом. К середине 1810-х годов он уже пришел в весьма ветхое, даже можно сказать, аварийное состояние. Весной он регулярно страдал от разливов Москвы-реки. Необходим был либо капитальный ремонт, либо строительство нового здания. Однако Александр Иванович Бек просьбу своих крестьян не удовлетворил.  Он предложил им лучше выстроить новый каменный храм, большой и удобный, у себя в имении – в Михалёве. И в конце концов барин свою задумку воплотил - усадебный храм  построил (подробнее см. очерк «Михалёво. Христорождественская церковь»). Однако и гвоздненские мужики от своей идеи не отказались. Нашелся-таки зажиточный односельчанин, который дал  денег на капитальный ремонт старого храма. Между барином и его мужиками началась некая конфронтация – чей храм должен быть главным, а чей – приписным. Главное церковное начальство колебалось в своих решениях, склоняясь то на одну, то на другую сторону.
В Алешине, между тем, глядя на это противостояние, стали задумываться: а не построить ли здесь, у себя собственную церковь? К тому времени (1840-е гг.) в Алешине насчитывалось 1162 жителя (569 мужчин и 593 женщины), т.е. более тысячи прихожан. Дальше разговоров дело долго не шло, пока, наконец, к 1854 году не нашлись «спонсоры», т.е. благотворители, как тогда говорили. Ими оказались богатые алешинские крестьяне Шинковы. Главным источником их благосостояния являлась нанковая ткацкая фабрика, расположенная тут же в деревне.
В конце  XVIII века в Алешине проживали три брата Шинковых – Венедикт (1741 года рождения), Василий (1742 г.р.) и Яков (1749) Гавриловичи. По ревизской сказке 1811 года в этих трех крестьянских семьях числилось 26 душ «мужеска пола». У старшего из братьев, Венедикта Гавриловича Шинкова имелся единственный сын – Афанасий Венедиктович Шинков. Дети последнего – Трофим (в 1840-е он числился владельцем фабрики), Федот, Аверкий и Варфоломей Афанасьевичи и занялись строительством и обустройством нового храма в Алешине. В 1854 году братьям исполнилось, соответственно, 63, 61, 51 и 50 лет.
Второй из братьев, Федот Афанасьевич, служил церковным старостой в храме Рождества Христова в Михалёве. В 1847 году он лично хлопотал о постройке за свой счет нового каменного храма на погосте Гвоздна. В своем прошении к церковному начальству Федот Афанасьевич писал: «…при Христорождественской нашей  церкви [села Михалёво] имеется кладбищенская Косьмо-Дамиановская деревянная, весьма тесная церковь, вместо которой имею желание построить на том же месте на собственный свой капитал (… ) новую, в большом виде, каменную, во имя тех же святых однопрестольную церковь». В ответ Федот Шинков получил послание, в коем говорилось о необходимости согласовать данный вопрос с клиром означенной (михалёвской) церкви, а также с ее прихожанами. То есть, фактически, ни да, ни нет. Братья Шинковы не стали «согласовывать вопрос», а построили новую каменную церковь,  но не на погосте Гвоздна, а у себя на родине, в Алешине.
Строили церковь, как уже сказано, на свои средства все четверо братьев Шинковых – Трофим, Федот, Варфоломей и Аверкий Афанасьевичи. Надо сказать, что в некоторых документах имя второго из братьев указывается как Федор, а не Федот. Однако в ревизской сказке 1847 года он указан именно как Федот.
Согласно проекту, в новом храме планировалось поставить три престола. Главный, по давней гвозднинской традиции, был посвящен святым бессребреникам Козьме и Дамиану, а два других освятили в честь Покрова Пресвятой Богородицы (правый) и свв. Афанасия и Кирилла, патриархов Александрийских (левый). Посвящением последнего престола братья решили увековечить память своего отца Афанасия Венедиктовича, к тому времени, видимо, уже скончавшегося (он родился в 1768 году). Строительство храма было закончено в 1854 году. Он вышел большим, объемным, вместительным, длина его по главной оси составила 47 метров. Архитектурная оценка его следующая: «Здание с трехчастной осевой композицией служит ярким образцом художественной эклектики. Его ампирная основа, ощутимая в структуре интерьера, обличена в чуждые ей внешние формы, стилизующие мотивы московского барокко. Наружный объем типа «восьмерик на четверике» заключает в себе помещение, где пристенные подпружные арки поддерживают световую купольную ротонду. Обширная двухпридельная трапезная с четырьмя столбами и системой крестовых и коробовых сводов соединяет храм с колокольней в 4 яруса. Столпообразная, с двумя убывающими по объему верхними восьмериками колокольня, так же как храм, увенчана «тоновской» луковичной главой на глухом барабане. В декоративной системе храма наиболее ощутимо следование образцам конца XVII – начала XVIII в., что не исключает привлечения и других, в том числе ордерных форм» («Памятники архитектуры Московской области», вып.I, 1999 г., с.103-104).
В том же 1854 году освятили два престола в трапезной, а в следующем, 1855-м – главный престол в честь свв. Косьмы и Дамиана. В строительстве и благоустройстве алешинского храма, помимо братьев Шинковых, принимали участие и другие состоятельные алешинские крестьяне – Салтыковы. В позднейших описях церковного имущества упоминаются иконы с изображением избранных святых – небесных патронов членов двух семей – Шинковых и Салтыковых.
В архиве ЦИАМ хранится «Опись церковных и ризничных вещей церкви Святых Бессребреников и Чудотворцев Косьмы и Дамиана села Алешина Бронницкого уезда» за 1862 год. В описи указывается, что построенная церковь «каменная одноглавая, с каменной же двухъярусной колокольней. Церковь с колокольней покрыта белым листовым железом, а трапеза покрыта простым листовым железом, окрашенным медянкой. Главы на церкви и колокольне, обитые белым листовым железом, позолочены сусальным золотом. В церкви, трапезе и паперти полы деревянные, крыльца же при ней сделаны из белого камня, над которыми фронтоны из листового железа, окрашенного медянкой. Предалтарные и в прочих местах храма иконостасы обнесены чугунными решетками. Окон в церкви и трапезе 16 с железными решетками, еще 8 окон вверху под куполом. Основное помещение храма – холодное, отапливаются лишь приделы, для чего используются 4 печи».
Расписан храм был дважды. Первая роспись относится к 1866 году. От нее до нашего времени сохранились небольшие фрагменты на потолке между четвериком храма и трапезной.  Второй раз роспись проводилась в конце XIX-го или начале XX-го века. Образцом послужили росписи Владимирского собора в Киеве и Храма Христа Спасителя в Москве. Над южной дверью была написана композиция «Крещение Руси», под главным куполом -  композиция «Отечество» (фрагменты ее можно увидеть и сейчас). После 1911 года в главном алтаре были написаны образы свт.Феодосия Черниговского, свт. Иоасафа Белгородского  и преп. Серафима Саровского. За горним местом в алтаре были изображены образы Рождества Христова, Христа Вседержителя (Пантократора) и Св. Троицы. К изначальному убранству церкви относятся и несколько «родных» икон, каковые были возвращены в храм после его вторичного открытия в 1994 году. Забегая вперед, скажем, что когда церковь закрывали в середине 1930-х годов образ свв.Косьмы и Дамиана из главного иконостаса перенесли в действующую тогда еще одноименную церковь погоста Гвоздна. Уже оттуда впоследствии образ этот был перенесен в Георгиевскую церковь села Ванилова (Левычина), где и пребывает до сих пор. За правым клиросом алешинской (виноградовской) церкви находится большая местная икона Нерукотворного Спаса. Сей образ был передан сюда из Крестовоздвиженской церкви села Марчуги. По преданию, после того, как закрыли Косьмо-Дамианский храм в Виноградове, образ этот обнаружили плывущим по водам Москвы-реки и перенесли в церковь в Марчугах.
Некоторые сведения о начальной истории Косьмо-Дамианского храма в Алешине обнаружились в метрике одноименного деревянного храма погоста Гвоздна. Метрика относится к 1887 году. Составлявший ее настоятель о. Димитрий Кудрявцев, объясняя причину отсутствия в своем храме некоторых документов и утвари, показал: «Императорской Академии вероятно представится странным, что в таком древнейшем храме, как описанный Косьмо-Дамианский, нет никаких документов, древностей, ни других священных вещей, современных построению храма, каковые должны бы быть и действительно были, как то: крест деревянный обитый серебром, оловянный ковчег для хранения Св. Даров, потир, дискос, блюдца и лжица, также оловянные, и Евангелие, обложенное (неразбор.) с медными клеймами, которые свидетельствуют о их древности, современной построению храма, если не определенно и точно, то приблизительно. О сем имею почтительнейше объяснить Академии, что этот храм [Гвозднинский] за ветхостью, каковым он и не был, в 1850-х годах был закрыт и приписан сперва к Косьмо-Дамианской села Алешина церкви, а потом к Михалевской и причт был отведен и потому вся церковная утварь, ризница, колокола, с лишним на 700 пудов, и церковные документы были взяты в означенную 1-ю церковь [в Алешине] и это закрытие продолжалось до 1866 года. Но и по возвращении ей самостоятельности и по определению к ней причта, из означенных вещей ей ничего не возвращено, а по сим-то обстоятельствам и вышло содержание сей метрики скудно».
В деревянной Косьмо-Дамианской церкви погоста Гвоздна остались лишь старые иконы – «числом до ста, старинного русского письма». Все остальное – утварь, документы, колокола (общим весом 700 с лишним пудов, т.е. около 11,2 тонны) перенесли в новопостроенную алешинскую церковь. ( Старую церковь закрыли, правда, ненадолго – в 1866 ее вновь открыли. После этого она существовала еще почти сто лет –  и полностью сгорела в 1954 году).
В Алешино перевели также и весь причт гвозднинской церкви. В ревизских сказках священно- и церковнослужителей Косьмо-Дамианской церкви села Алешино за 1857 год (архив ЦИАМ)  весь этот «гвозднинский» причт перечислен.
1. Священник Иоанн Алексеевич Соколов, 51 года, с семейством.
2. Диакон Иоанн Алексеевич Сербский, 38 лет, вдов.
3. Дьячок Иван Васильевич Ярцев, 28 лет, с семейством.
4. Пономарь Иван Петрович Рождественский, 36 лет, с семейством.
В качестве заштатного священника здесь же указывается Алексий Сергеевич Соколов, 74 лет, вдовец. По всей видимости, это отец настоятеля Иоанна Соколова.
Итак, центр церковной жизни волости Гвоздна на какое-то время переместился в Алешино. Однако зажиточным крестьянам других гвозднинских деревень не по нраву пришлись все эти перемещения и закрытия. По их ходатайству (крестьяне Князятовы из Золотова и др.) старую (но еще крепкую) церковь погоста Гвоздна в 1866 открыли. Правда, все имущество ее, увезенное в Алешино, назад не вернули, пришлось обзаводиться новым. Братья Князятовы, построившие у себя в Золотове большую ткацкую фабрику, заработали достаточно средств, чтобы обиходить старую церковь не хуже прежнего. Она, правда, так и осталась деревянной, но в клировых ведомостях ее писали, что «церковь зданием весьма тверда».
В начале ХХ века купец Михаил Иванович Клеев рядом с погостом Гвоздна построил каменную церковь, но она использовалась только как летняя, теплой зимней оставалась старая деревянная.
В Алешине же по данным Клировой ведомости 1899 года приход состоял из одного села, где находилось два двора купцов, 4 – мещан и 82 – крестьянских двора, т.е. всего 88 дворов, в коих проживало 1724 жителя. Кроме того, еще 6 дворов занимали старообрядцы, общим числом 119 душ. Село постоянно и быстро росло: по данным 1912 года здесь уже было 199 дворов, а к 1926 году (уже при советской власти) число дворов возросло до 264.
Согласно Клировой ведомости 1899 года настоятелем Косьмо-Дамианской церкви в  Алешине состоял священник Владимир Иванович Муравьев, 56 лет. В 1864 году он окончил Московскую духовную семинарию с аттестатом 1-го разряда и сразу же, минуя должности учителя и диакона, был рукоположен в священники. По резолюции митрополита Московского Филарета (Дроздова) был определен к церкви села Алешина Бронницкого уезда. Здесь о.Владимир прослужил 43 года, дольше всех остальных настоятелей Косьмо-Дамианского храма. Семейство его (на 1899 год) состояло из семи человек: жена Мария Ивановна, 53 лет, и шестеро детей. Старшая дочь Юлия, 29 лет, вышла замуж за священника Иоанна Нехотенова, (необходимо согласовать с другим местом, где он же упоминается с другим именем – см. ниже) настоятеля соседней с храмом Иоанно-Богословской церкви.  Два старших сына – Вячеслав, 33 лет, и Леонид, 31 года, к тому времени уже сами были священниками и служили: первый в Можайском уезде, а второй – в церкви села Марьинка родного Бронницкого уезда.
Спустя почти сорок лет, в 1938 году священник Леонид Муравьев будет арестован, осужден на 10 лет заключения и скончается в лагерях. В настоящее время уроженец села Алешино священник Леонид Владимирович Муравьев причислен к лику новомучеников  Руссой Православной Церкви.
Следующий по старшинству сын о. Владимира  - также Владимир, 26 лет, на момент составления Клировой ведомости подвизался псаломщиком в Крестовоздвиженской церкви села Марчуги.
Диаконом Косьмо-Дамианской церкви служил Михаил Дмитриевич Сахаров. В следующем, 1900 году он был произведен в священники и переведен в Георгиевскую церковь села Ванилова (Левычина) (ныне пос. им. Цюрупы). Псаломщиками в храме служили Сергей Яковлевич Покровский, 45 лет, и Тимофей Яковлевич Соколов, 52 лет.
Жили священно- и церковнослужители в собственных домах рядом с храмом. На содержание их шли проценты с ценных бумаг. Пользовался причт пахотной и сенокосной землей, принадлежащей гвозднинской Косьмо-Дамианской церкви. В 1913 году обе эти церкви объединили в один приход – с двумя священниками, двумя диаконами и двумя псаломщиками.
С 1911 по 1917 настоятелем Косьмо-Дамианского храма в Алешине служил старший сын о. Владимира Муравьева – Вячеслав. Потомки священников Муравьевых еще долго жили в доме рядом с храмом. 
В первые советские десятилетия при алешинском храме существовал большой церковный хор, в котором пели прихожане и их дети. Руководил хором регент Николай Тимофеевич Фадеев.
Есть свидетельство (фотография с памятной надписью на обороте) о том, что в 1924 году, на престольный праздник (14 июля) храм в Алешине посетил и провел там службу Патриарх Всероссийский свт. Тихон. Эта фотография сохранилась у потомков одного из местных жителей, которому ее подарил сам Патриарх. К тому времени 27 июня 1923 года Патриарх Тихон был освобожден  из-под стражи, а постановление о прекращении его «дела» было принято 21 марта 1924 года. После освобождения на патриарха было совершено несколько покушений, однако он безбоязненно выезжал для совершения богослужений в различные храмы Москвы, а также и за ее пределы. В Богослужебном дневнике Патриарха Тихона есть запись: "1(14) июля 1924 г. Понедельник. Божественная литургия в храме села Алексина Бронницкого уезда." В Бронницком уезде, кроме с.Алешина, других населенных пунктов с созвучным названием и храмом, у которого 14 июля - престольный праздник, не было. Так что можно с уверенностью утверждать, что свт.Тихон действительно был в Алешинском храме.
После того как в 1929 году Алешино превратилось в Виноградово и стало районным центром, терпеть в центре района действующий православный храм для властей оказалось идеологически неприемлемым. Точно год закрытия еще не установлен. Известно, что местные жители, рожденные в начале 30-х годов, хорошо помнят его открытым. Храм закрыли, и, как водится, использовали его «для хозяйственных нужд». Поначалу здесь размещался склад стройматериалов, затем шорная мастерская и, наконец, деревообрабатывающий цех Московского производственного комбината. Новые владельцы «производственного помещения» радикально перестроили бывший храм: его поделили на этажи и отдельные помещения-клетушки (мастерские), прорубили дополнительные двери и окна; подвели водопровод и канализацию; к колокольне пристроили баню, а в притворе установили котельную. Для различных станков требовались массивные фундаменты, так вот, для этого использовали… надгробные плиты с разоренного церковного кладбища. Волосы дыбом встают от такой «хозяйственности». Эти надгробные плиты откопали уже в 2005 году при настилке в храме нового пола. На месте же разоренного кладбища был выстроен двухэтажный дом (не сохранился), а рядом – огромный ангар, в котором устроили деревообрабатывающий цех. Бывший храм обнесли бетонным забором, поставили проходную с вахтером. То, что бывший храм охранялся и попасть туда посторонним было не так просто, сыграло и некую положительную роль в сохранности здания, «дикие» вандалы туда проникнуть  не могли. Хотя, конечно, то, что сотворили производственники с храмом, иначе как вандализмом назвать трудно.
В начале 1990-х годов началась массовая передача общинам верующих отнятых когда-то у них, закрытых и оскверненных храмов, своего рода «реконкиста». В 1991 году в слободке Алешино (часть Виноградова) была образована необходимая «двадцатка» (юридически необходимое минимальное число верующих) и началось оформление необходимых документов. Формально церковное здание передали верующим в том же году, однако директор Московского производственного комбината долго еще не желал сниматься с насиженного места и под разными предлогами затягивал эвакуацию своего предприятия. Так, он обещал своими силами, чуть ли не собственноручно, отреставрировать храм, а уж потом вернуть его в лучшем виде верующим. Фактически храм стал вновь действующим  лишь в 1994 году. Первым настоятелем вновь открытого храма стал иеромонах Силуан (Ершов). С его назначением началось уже настоящее возрождение Косьмо-Дамианской церкви.
Позднее он вспоминал: «Когда я пришел сюда, здесь почти ничего не было. На сводах срезали металлические стяжки, и всю трапезную храма просто разорвало. Пришлось в первую очередь восстанавливать именно эти конструкции. О внутреннем облике храма говорить не приходится. Вся роспись была утрачена, на месте престола – пепелище, стекол нет, под сводами жили голуби». Районная газета «Наше слово» поместила репортаж Сергея Киселева о восстановлении храма: «Первую службу в возрождающейся церкви настоятель отец Силуан провел зимой 1995 года на праздник Крещения. В помещении царила полная разруха и лютый холод, но для истинных верующих это не могло служить препятствием. Прихожане вместе со священником самоотверженно взялись за восстановление поруганного храма. Свой вклад внесли окрестные жители, многие предприятия. Старушки помогали стеклить окна и выгребать птичий помет, мужчины ломали многочисленные перегородки, изуродовавшие церковное помещение, кто-то помогал транспортом и стройматериалами».
От прежних «хозяев» храма церкви в наследство остался огромный ангар, а также и забор с домиком-проходной. После самой первой службы в возрожденном храме - Великого водосвятия на Крещение, в праздник Благовещения Пресвятой Богородицы, 7 апреля 1995 года, в Косьмо-Дамианском храме была совершена первая литургия. Первое время службы проходили на втором этаже, причем, лицом на запад, что весьма сердило местных «ревнителей благочестия». По мере продвижения восстановительных работ службы стали проводиться уже и в главном алтаре, и в правом Покровском приделе. В январе 2002 года на колокольне Косьмо-Дамианской церкви вновь зазвучали колокола. В ноябре 2004 года отец Силуан был переведен из Виноградова в другую епархию.     Новым  настоятелем был назначен священник Сергий Горячев, служивший до этого в Георгиевской церкви поселка им. Цюрупы. Он продолжает работы по восстановлению своего храма, а также оформляет документы и предпринимает необходимые действия по восстановлению не действующего пока соседнего (приписного) Иоанно-Богословского храма. Большую помощь оказывают ему в этом добровольные помощники объединения «Реставросъ». Здесь работы еще только начинаются.
Главной святыней Косьмо-Дамиановского храма является образ свв. Косьмы и Дамиана. Сама икона, принадлежавшая ранее кому-то из богатых прихожан  и переданная в храм уже в наше время, была украдена в феврале 2007 г. Вместо нее сейчас выставлена для почитания написанная талантливым иконописцем точная копия украденной. Также особым почитанием пользуется и образ прпп. Петра и Февронии Муромских с частицами их мощей.
В храме действует воскресная школа для детей и взрослых. Регулярно проводятся общественно-значимые мероприятия в сотрудничестве с учебными и культурными учреждениями п.Виноградово и всего Ашитковского поселения.
31 июля 2013 года отошел ко Господу настоятель храма священник Сергий Горячев, в связи с чем настоятелем был назначен священник Иоанн Кулаков.