Яндекс.Метрика
Иоанно-Богословский храм
В 1891-92 гг. в Алешине (с. Виноградово) появилась еще одна каменная церковь – во имя Евангелиста Иоанна Богослова. Построил ее бронницкий купец 1-й гильдии, уроженец Алешина Иван Акакиевич Салтыков. Согласно официальной версии храм этот был возведен в память чудесного спасения императорской семьи в железнодорожной катастрофе 17 октября 1888 года. Наиболее же вероятной причиной возведения храма стала, видимо, забота богатого и бездетного купца о своих предках-односельчанах.
В 1890 году Иван Салтыков подал прошение епископу Дмитровскому Виссариону нижеследующего содержания: «На месте моей родины, в селе Алешине Бронницкого уезда Московской губернии, я имею собственную землю (…) и желаю на этой земле на собственное иждивение построить каменный храм во имя евангелиста Иоанна Богослова (…) дабы в оном храме вечно совершалось поминовение моих родителей и всех моих сродников. Для сей цели под постройку этой церкви я жертвую одну десятину земли». Разрешение вскоре было получено, и началось строительство храма. Проект здания и надзор за его строительством осуществлял известный московский архитектор Вячеслав Францевич Жигардлович. В Москве он известен как автор многочисленных «доходных домов» - на Арбате (1903), Мясницкой (1873), в Сытинском переулке, в Староконюшенном, в Гендриковом (ныне Маяковского) переулке (1891 -1897); ему же принадлежит авторство знаменитого «дома с мышами» (бывший доходный дом Каракаш, 1902) и др. Из немногочисленных культовых сооружений работы Жигардловича можно отметить часовню прп. Серафима Саровского в Кунцеве (1907 – 1909); колокольню церкви Рождества Христова в Волоколамске.
Освящение новой (второй) церкви в Алешине прошло 23 июля 1892 года. Чин освящения проводил епископ Дмитровский преосвященный Александр в сослужении местного духовенства и в присутствии хора певчих московского Чудова монастыря. На освящении храма присутствовали местные помещики граф Александр Николаевич Ламздорф и светлейший князь Александр Андреевич Ливен, а также местный исправник Фёдор Терентьевич Басов и множество другой публики. Вторая церковь располагалась всего лишь в 100 саженях от первой и посвящалась небесному патрону Салтыкова – Евангелисту Иоанну Богослову.
Первым настоятелем нового храма стал священник Василий Павлович Нехотенов, зять священника Владимира Муравьева (муж его дочери Юлии).(необходимо согласовать) Василий Нехотенов окончил Московскую духовную семинарию в 1889 году, затем три года состоял учителем в Данилищевском начальном народном училище Богородского уезда. 20 сентября 1892 года митрополитом Московским и Коломенским Леонтием был определен в священники новопостроеннной церковь Иоанна Богослова села Алешина. Педагогическую свою деятельность о.Василий также не оставил, и с октября 1894 года состоял законоучителем школы в деревне Золотово.
Псаломщиком в церкви с 5 октября подвизался Андрей Николаевич Левкиевский, 1860 года рождения. Ранее он проходил обучение в Московском Донском духовном училище и при выходе из его низшего отделения в 1873 г. уволен в Епархиальное ведомство. В 1882 году Андрей Левкиевский сдал экзамен на звание фельдшера и 10 лет проработал фельдшером в земской больнице. С 5 октября, как уже сказано, тем же самым митрополитом Леонтием был определен в псаломщики.
На содержание причта «своей» церкви Иван Акакиевич Салтыков выделил проценты с нескольких банковских вкладов, общей суммой 15 200 рублей. На содержание же самого храма он положил проценты с еще одного вклада – в 4 300 рублей. По данным Клировой ведомости 1899 года весь приход Иоанно-Богословской церкви состоял всего из одного двора, в котором проживали домочадцы Салтыкова, т.е. фактически это была его домовая церковь. Среди местных жителей существовало мнение, что Салтыков-де построил свою церковь для крестьян деревни Исаково, поскольку там нельзя было выделить своей земли под строительство собственной церкви, т.к. деревня «зажата» между железной дорогой и заливными лугами. Однако версия эта документами не подтверждается, т.е. исаковские крестьяне в прихожанах Иоанно-Богословской церкви не числятся. Хотя, конечно, никто бы не мог им запретить ходить туда, если бы они захотели. Однако в 1890-е годы деревня Исаково была приписана к Троицкому храму села Фаустова, а до того входила в приход старинной церкви Николо-Нерского погоста на Пуковой горе (отсюда и престольный праздник жителей Исакова – день свт. Николая Чудотворца).
14 января 1894 года на 76 году жизни Иван Салтыков скончался и был похоронен в склепе при церкви, им же построенной. После его кончины Иоанно-Богословская церковь осталась как бы бесхозной. Может быть, после этого крестьяне деревни Исаково составили ее приход? По Клировой ведомости 1899 года за Иоанно-Богословским храмом числился участок т.н. «дровяного леса», площадью 15 десятин в 7 верстах от Алешина, на берегу Нерской. Видимо, бездетный купец Салтыков завещал его «своей» церкви. Среди местных жителей территория эта еще долго называлась «Салтыковой дачей».
После октября 1917 года все банковские вклады купца Салтыкова обратились в прах, и средств на содержание Иоанно-Богословской церкви стало катастрофически не хватать. По газете «Московские ведомости» можно проследить, что священники здесь долго не задерживались. Так, распоряжением от 17 декабря 1917 года священник Иоанно-Богословской при селе Алешино церкви о. Сергий Владыченский перемещен в село Косьмодамианское Московского уезда. На его место из села Троицкое-Зотово 31 января 1918 года перевели священника Александра Соколова. Однако, через несколько месяцев место снова оказалось вакантным. Такая «ротация» кадров священнослужителей наблюдалась в те смутные годы и во многих других малоприходных храмах.
В 1930-е годы, в эпоху антирелигиозных гонений, Иоанно-Богословский храм был закрыт для верующих, «реконструирован», т.е. полуразрушен и изуродован до неузнаваемости, и приспособлен под сельскую пекарню. Была разрушена (за ненадобностью) его колокольня, сброшен купол, срублена часть фасадного декора. Зато сбоку пристроили несуразные подсобные помещения, «воткнули» печную трубу. Даже находясь вблизи этого здания, с трудом можно было в нем узнать бывший храм, разве что апсида выдавала его прямое назначение. Кругом валялись груды яичной скорлупы (яйца необходимы для выпечки хлеба). С началом «перестройки» пекарня прекратила свое существование.
В настоящее время храм не действует и нуждается в востановлении. К сожалению, на данный момент возможности вернуть храм к прежнему благолепию нет в силу отсутсвия финансовых возможностей.