Некий подвижник в холодной келье читал душеспасительные книги и во время еды в чувстве покаяния клал себе в рот часто полынь для того, чтобы пища имела всегда горький вкус.
---
1 Собрание писем оптинского старца иеросхимонаха Амвросия к монашествующим. Сергиев Посад, 1908.
2 Архим. Софроний (Сахаров). Преподобный Силуан Афонский. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2005.
3 Прпп. Варсонофий и Иоанн. Руководство к духовной жизни в ответах на вопросы учеников. М. , 2007.
4 Там же.
5 Прп. Исаак Сирин. Слова подвижнические. М. , 2008.
 
На явную клевету отец Филарет ограничился молчанием — оно у истинных подвижников заменяет оправдание, которому не всегда верят.
 
А сколько раз во сне враг пугал меня пожарами — даже моей квартиры! (святой Иоанн Кронштадтский).
 
Цель путешествия — должна быть польза душе. Так преподобный Герасим путешествовал — от одних получал духовную пользу, а других сам пользовал1.
 
Затворник иеросхимонах Александр все свое внимание обращал не на внешнее подвижничество, но на внутренний подвиг, на борьбу со своими страстями, тайными помыслами, на очищение главным образом внутреннего человека.
 
Один монах сказал своему старцу: «Почему ты боишься выйти даже из кельи своей?» «Как же мне не бояться, сын, — отвечал старец, — когда диавол, яко лев рыкая, ходит, иский кого поглотити?» Часто также говорил он: «Кто предается винопитию, тот не убежит навета помыслов»2.
 
О себе, <т. е. о своих подвигах>, не могу объявить, чтоб враг не мог похитить — <похвалой других или собственным тщеславием>: человеческий рот — юрод (монах Петр Глинский)3.
 
Послушание — высшая монашеская добродетель: оно  предпочитается  неустанному  труду, чтению
----
1 Афонский Патерик. Киев: Оранта, 2009.
2 Древний патерик. М. : Изд. отд. Московского Патриархата,
1991.
3 Жизнеописания отечественных подвижников благочестия 18 и 19 веков. М. : Апрель, 1908.
 
Священного Писания, богомыслию и келейной молитве.
 
Рассказывается об одном монахе-послушнике, что когда его во время занятия перепискою книги позвали к настоятелю, то он не осмелился окончить начатой буквы и отправился немедленно куда следовало.
 
Редко подвижницу видели лежащей на постели.
 
О чем бы ни заговорили с о. Максимом, но так ли, иначе он непременно находил случай поговорить о смерти, о Страшном Суде и вечности.
 
Батюшка Амвросий <Оптинский> заповедовал всем молиться за тех, кого ненавидишь; хотя для этого и требуется надломить свое сердце.
 
У Валаамских подвижников в хатках было темно, почти черны кельи, стены и потолки не белены, видимо, много лет, черен пол от растоптанного угля. Беден уют обстановки — деревянный стол, табурет, койка да вешалка — так они воистину «небрегли о земном»1.
 
Схимонах Серафим Валаамский чаю не пил, тела своего никогда не обмывал; в трудах и непрестанной молитве проводил дни свои2.
 
Архимандрит Агапит везде в домах, при посещении, встречал страждущих, которые малодушно оставлены были ближними без помощи и умирали в корчах и судорогах. Умирающие от холеры простирали к нему свои дрожащие руки, силились выразить ему
---
1 Валаамский монастырь и его подвижники. Валаам, 2005.
2 Там же.
 
свою благодарность и передать предсмертное желание. Старец утешал, причащал и соборовал, не боясь заразиться от них1.
 
Приходящих к себе болящий Михаил заставлял читать духовные книги, каноны, акафисты и петь церковные песнопения, которые потом выучивал и тихо пел наедине.
 
В отношении к искренно кающимся о. Иоанникий избегал строгих взысканий, не одобрял их, говоря, что можно ожесточить ими душу грешника и вместо пользы нанести ей вред. «Не то теперь время, — говорил о. Иоанникий, — чтобы отлучать кающихся от причащения Святых Христовых Таин; теперь христианство так ослабело в народе, что многие и без отлучения редко говеют; отлучать таковых — значит не наказание налагать, а ослабу». Отлучение заменял он, при надобности, другими епитимиями, но и то в меру, применяя их к силам и обстоятельствам каждого.
 
Чтобы менее рассеиваться взором, подвижник стекла в окнах заклеивал бумагой или закрашивал краской, так что, кроме проникающего через них света, ничего не было видно из окон2.
 
Старец Илиодор обличал за то, что о. Макарий дал свое лицо для фотографирования: «Ты сделал так не по Боге: архиереи — святители и светильники, а ты кто? Так делают только те, кои желают, не заботясь о своей
---
1 Соколов А. Воспоминания об о. архимандрите Агапите, настоятеле Нилостолобенской пустыни, Тверской епархии // Странник, 1860. № 9.
2 Маслов Н. В. Православное учение о спасении по трудам глинских старцев. М. : Самшит-издат, 2002.
 
вечной небесной награде, по слову псалмопевца, оставить имена свои на земле»1.
 
Не любила схимница разных разговоров и часто повторяла: «Кто молчит, тот, как золото, чист, а говорить — надо людей судить, это противно любви Христовой».
 
Подвижник из всех кушаний в бурачке составлял для себя одно блюдо, лишая тем свой вкус услаждения пищей.
 
Пастырь-подвижник носил простой крест вместо драгоценного, считая себя недостойным столь великого отличия. Он прочитывал не только правило по молитвеннику, но сверх того каждодневно в церкви по Минеи и Октоиху последование дня.
 
Отец Авраамий не упускал ни одного случая, чтобы беседу с ближними не направить к духовному содержанию и не сказать какого-либо нравоучения. Подобно пчеле, он старался из всего извлекать духовную пользу для ближнего. Никто не отходил от него без назидания и утешения2.
 
Отец Петр, внимательный и бережливый, терпеть не мог небрежного обращения с божественными и церковными книгами3.
 
Если сон смыкал отяжелевшие бдением глаза и подвижник просыпал начало утрени, то, встав, немедлен-
---
1 Маслов Н. В. Православное учение о спасении по трудам глинских старцев. М. : Самшит-издат, 2002.
2 Кавелин Л. Историческое описание Козельской Введенской Оптиной пустыни. СПб. , 1847.
3 Маслов Н. В. Православное учение о спасении по трудам глинских старцев. М. : Самшит-издат, 2002.
 
но шел в церковь, окаявал себя и пропущенное вычитывал в келии. Свои келейные подвиги он совершал втайне: «О себе не могу объявить, чтобы враг не мог похитить»1.
 
Терпя холод, ради понуждения себя бдеть и молиться, другим о. Петр говорил, что он не любитель тепла. Для той же цели бодрствования и молитвы, чтобы не внити в напасть, о. Петр, вместо кровати, имел у себя простую скамейку из двух досок. Однажды приближенному иноку он проговорился, что ноги переобувал раз в месяц2.
 
Учил о. Василий, как умом и сердцем ублажать сего <злого> старца, целовать одежду и двери кельи его, укорять и считать себя хуже всякой твари.
 
Подвижница Ангелина часто чистила грязные места и всегда сама мыла свое белье, говоря, что считает грехом затруднять других своей грязью. Бывало, если Ангелина обидит кого словом, то спешит загладить свою вину (подарить что-либо) и доставить утешение.
 
Старец учил не прилепляться к земным вещам. «Мне, — говорил о. Арсений, — подарили прекрасный чайный прибор. Я несколько раз приглашал о. Филарета посмотреть и обновить подарок. Наконец он пришел и говорит: «Ах, хорош, хорош! Он тебе нравится?» «Очень нравится», — отвечал я старцу. Тот берет поднос с посудой, бросает его на пол и все разбивает вдребезги. «Я сделал так для того, чтобы ты не имел пристрастия к вещам», — сказал старец3.
----
1 Маслов Н. В. Православное учение о спасении по трудам глинских старцев. М. : Самшит-издат, 2002.
2 Там же.
3 Схиархим. Иоанн (Маслов). Глинский патерик. М. : Самшит-издат, 2006.
 
Отец Арсений в случаях, когда не имел возможности посещать храм, то совершал церковное богослужение в келье, следуя во всем церковному уставу.
 
Пример самоукорения: Святитель Тихон Задонский садился за стол и говорил: «Слава Богу! Вот какая хорошая у меня пища, а собратия моя, — иной бедный в темнице сидит, иной — без соли ест; горе мне окаянному!» (святитель Тихон Задонский)1.
 
На вопрос епископа Ювеналия: «Как живешь, старец?» — отец Архип отвечал: «Боюсь мук вечных, боюсь геенны огненной, скрежета зубного, червя неусыпаемого!»2
 
Отдание себя на съедение насекомым известно нам из жития преподобных Макария Александрийского, Феодосия Киево-Печерского, Ферапонта Монзен-ского, Серафима Саровского и других. Оно предпринималось как одно из средств порабощения в себе страстей. Уязвление тела комарами приучало подвижников к терпению, хладнокровию, отсечению своей воли, освобождению себя от раздражительности и гнева. Оно также было временной мукой за грехи, чтобы избавиться от мук вечных.